067 508-88-22 067 508-88-22
044 229-88-90
с 11:00 до 21:30 в будние дни Обратный звонок Обратный звонок

Записи с тегом «Психотерапия»

Что люди имеют в виду, когда говорят, что с их семейными отношениями не все в порядке? В предыдущей статье («Одиночество вдвоем») мы говорили о том, что иногда «плохие отношения» — это когда в силу разных причин люди стали слишком далеки друг от друга.

Но есть и другая сторона медали. Когда люди становятся слишком близки.

Я знаю, это кажется странным, ведь близость в отношениях — это хорошо. До тех пор, пока в эту фразу не протискивается слово «слишком».

Давайте проведем эксперимент. Возьмите фотографию человека, который вам нравится. Пусть это будет фотография размером с лист формата А4. Если у вас хорошее зрение — посмотрите на эту фотографию с расстояния около полутора метров. Вы наверняка сможете хорошо рассмотреть черты лица. Возможно, будете испытывать теплые чувства, глядя на фото и вспоминая этого человека. Вам будут заметны эмоции, желания и переживания на лице на фото. Возможно вы будете испытывать интерес и желание придвинуть фотографию поближе и рассмотреть получше.

А теперь поднесите фотографию вплотную к лицу и еще раз попробуйте ее рассмотреть. Вы увидите невнятные линии и цветовы пятна. Но при этом не сможете распознать выражение лица. Не сможете догадаться, о чем думает и что чувствует человек на фото. Вы вообще не увидите никакого человека.

Нечто подобное происходит между людьми, когда они становятся слишком близки.

И здесь стоит сделать небольшую ремарку, чтобы не возникло недоразумения.

Когда в паре отношения стабильные и здоровые — это означает, что они способны видеть друг друга, ценят друг друга, между ними хорошо налажен процесс обмена (ни один в паре не чувствует себя постоянно опустошенным и использованным другим партнером), они замечают разность друг друга, умеют с этой разностью обходиться и, не смотря на эту разность, стабильно выбирают быть вместе.

И они могут в определенные периоды сильно сближаться. Вот прямо как в эксперименте с фотографией. Психологи такую сильную близость называют слиянием. И это переживание может быть очень сладким, приятным, наполняющим, ресурсным. В художественной литературе описывается переживание пары как одного целого — растворение друг в друге, одно дыхание на двоих, чувствование эмоций другого человека, похожие мысли, и непонятно где заканчивается один человек и начинается другой.

Вам наверняка знакомо это ощущение.

Но каким бы сладким ни было слияние, на партнере не замыкается весь остальной мир. И здоровым отношениям свойственно не застывать в одном состоянии, а двигаться. Вверх — вниз, ближе-дальше. И после слияния обязательно должна следовать фаза отдаления. Отдаление на комфортную для обоих партнеров дистанцию. А затем снова сближение. Это такой танец — шаг вперед, шаг назад. Они могут даже разомкнуть руки и разойтись по разным углам, могут даже повернуться друг к другу спинами. Но при этом они танцуют вместе один танец.

И такую модель отношений можно смело назвать здоровой.

А сложности в паре начинаются, когда люди в силу разных причин не могут отдаляться. И именно в этом месте начинается множество причудливых и зачастую токсичных форм, которые принимают отношения.

Вспомните наш эксперимент с фотографией и попробуйте перенести эту метафору в плоскость отношений. Когда контуры и очертания партнера размыты — точно так же размываются и границы. А когда границы размыты — их практически невозможно не нарушать. Согласитесь, довольно сложно воспринимать человека отдельным от себя, со своими потребностями и своей волей — если его невозможно разглядеть. И примерно так же невозможно этого человека уважать. Ведь не будете же вы с каким-то особенным пиететом относиться к своей левой руке или правому плечу? Это все — части вашего тела, и они не могут жить своей жизнью и иметь какую-то свою волю.

И именно из такого восприятия человек может говорить про партнера — «я без него как без рук». И это зачастую не метафора. Люди правда перекладывают друг на друга огромную часть ответственности за свою жизнь, сдвигают свои границы в сторону другого человека (как в ущерб себе, так и в ущерб партнеру). И если отношения распадаются — они действительно могут на некоторое время терять дееспособность.

И именно из такого восприятия партнеры могут нарушать договоренности и не выполнять обещаний. Именно отсюда происходят перекосы значимости и власти в паре, которые приводят к оскорблениям, домашней тирании и насилию. Именно здесь зарождается уродливый процесс, когда один из партнеров не может о себе заботиться в отношениях, вынужден вытеснять свои потребности и чувства в угоду другому а потом обнаруживает себя в глубокой депрессии. И так далее — у этого процесса, к сожалению, может быть неисчислимое множество форм.

И когда ко мне приходят клиенты работать про такие отношения, в которых настолько много близости, что невозможно разглядеть в них ни партнера ни себя, первое с чего мы начинаем работу — это учимся осознавать себя, искать те места, которыми партнеры сраслись, и ищем способы и ресурсы отделяться. И, собственно, вокруг отделения, обретения собственных опор и центра тяжести, осознавания себя как отдельной личности, ни с кем не слитой — и строится вся терапия таких пар. Можно сказать, что это основное ядро работы.

И на первый взгляд может показаться, что такая терапия работает на завершение отношений и развод. Но это не так. Действительно, таким образом люди увеличивают дистанцию между собой. Но, снова-таки, вспомните наш эксперимент — только на некоторой дистанции можно разглядеть человека и увидеть его отдельным от себя. И себя увидеть и ощутить отдельным от партнера человеком. Это становится возможным только за пределами слияния. Тогда появляется возможность трезво оценить ситуацию и принять решение — хочу ли я дальше находиться в этих отношениях? Выбираю ли я быть с этим человеком, которого вижу перед собой? Такой выбор становится возможным только когда «мы не можем друг без друга» получается заменить на «мы выбираем быть вместе». И тогда у пары действительно есть шанс создать гармоничные отношения, которые будут устраивать их обоих.

Читать дальше

Самое сложное — разрешить себе измениться.

Проще остаться в том же месте и состоянии даже если это не комфортно. «Договорится» с собой, что завтра точно все будет иначе и не сделать в итоге ничего нового.

Если год за годом вы замечаете в своей жизни следующее:

  • После «кухонной беседы» с подругой, легче не становится.
  • Чувствуете себя плохо в одиночестве и не можете быть долго одни.
  • Дождь для Вас — равно испорченное настроение на весь день.
  • Вы все время ощущаете тревогу и напряжение.
  • Часто для того, чтобы поднять себе настоение или расслабиться используете еду или алкоголь.
  • Вам хочется плакать не только от сентиментальных сцен в фильме, но и тогда, когда для этого нет оснований.
  • Вы чувствуете, что не умеете говорить «нет» другим, и «да» себе.
  • Для других Вы готовы делать больше, чем для себя.
  • У Вас бывают сильные головные боли, простуды, желудочные боли, сыпи и т. п. и Вы поняли про себя, что это Ваша реакция на стресс.
  • Вы спите со светом, боитесь темноты, летать на самолетах, вам кажется, что сосед агент Ми-6, а Ваш кот скоро начнет разговаривать.
  • Вас не радует пробуждение, а засыпать Вы не торопитесь и часто просыпаетесь по ночам.
  • Вы родитель чудесного ребенка, с которым Вы не можете играть, когда ваш малыш Вас об этом просит. Или единственное, что у Вас хорошо получается, это чтение книг и складывание пазлов вместе.
  • У Вас нет партнера, вы не хотите секса и Вы убедили себя, что так и должно быть.
  • Вы много времени тратите на обдумывание и «перепроживание» моментов из прошлого.
  • Вы часто ощущаете непомерную скуку или отсутствие чувств.


Вероятно, вам нужна помощь психотерапевта.


К чему быть готовым, обратившись к специалисту?

Психотерапия — это не быстро. Для изменений (читай — «для формирования новых нейронных связей») нужно время.
Психотерапия — это ответственность: материальная и временная.
Первое время процесс психотерапии может вызывать различные переживания: страх, непонимание, дискомфорт.
Психотерапия — это шаг на пути во взросление. 

Читать дальше

«Наши отношения рушатся!»
«Помогите мне спасти семью!»

Запрос про то, что в отношениях человеку плохо и хочется, чтобы стало лучше — довольно частый.

С самого начала наверное стоит сказать, что отношения не существуют сами по себе, и в каждой отдельной паре они уникальны. Это некоторая живая среда, которую создают два человека. Среда, общее поле, в котором они живут. Поле, у которого есть два создателя. Поле, которое в зависимости от того, что именно создатели в него вкладывают и в каких пропорциях-сочетаниях, может быть как питательным, так и пустым или даже ядовитым.

Поэтому, когда люди приходят ко мне работать про отношения, нам обычно предстоит найти ответы на множество вопросов. Например, как устроено их поле отношений? Или как им в этом поле живется? Как они это поле формируют? И есть ли возможность формировать его как-то иначе — чтобы там, в этом поле, жилось более комфортно.

Иногда за запросом «отношения рушатся» стоит история про очень большую дистанцию между людьми. Клиенты с дистантными отношениями так и говорят про себя — «мы стали слишком далеки друг от друга», «мы живем как соседи», «одиночество вдвоем», «у нас не осталось никаких точек пересечения».

У такого запроса есть несколько путей развития.

Как правило, что-то произошло в паре на определенном этапе их отношений. Возможно, что-то большое и тяжеловесное. Или череда каких-то маленьких, но неприятных проишествий. Не так важно что именно. Важно то, что в результате между людьми накапливается критическое количество неприятных эмоций и чувств — обиды, злости, раздражения, гнева, отвращения. Чувств, которые невозможно никак выразить и разместить в отношениях. Почему эти все чувства могут возникать? Да по разным причинам. Кто-то нарушает договоренности, кто-то не заботится о партнере, кто-то не делает свой вклад в общий быт — причин может быть множество. А выразить эти чувства невозможно потому, что другой партнер слишком сильно может об это пораниться. Или будет злиться в ответ. Или еще как-то так себя вести, что разрешить конфликт будет невозможно, а вот получить очередную ссору очень даже возможно.

Но что же тогда делать? Ведь у них же семья! И тогда партнеры в паре могут принять решение не пытаться предьявлять свои чувства и потребности — ради сохранения «здоровой атмосферы» в семье. В кавычках — потому что, как вы сами уже наверное поняли, что напряжение в паре никуда не девается, и со временем начинает зашкаливать. И тогда получается, что единственный способ отношения сохранить — это отдалиться. Чтобы не поубивать друг друга морально или даже физически.

Именно так и рождается одиночество вдвоем. А также то, что люди описывают как «трещину» или «пропасть между нами».

И когда такая пара приходит работать в терапию — довольно быстро обнаруживаются внушительные завалы из злости, обиды, ярости, раздражения и прочих неприятных чувств. И если получается в процессе работы эти завалы разобрать, то у пары есть шанс добраться до любви под этими всеми наслоениями и сохранить отношения.

Но, к сожалению, бывает и по другому. В процессе работы может выясниться, что люди отдалились потому, что у любовной химии действительно истек срок годности, а других смыслов быть вместе они не сформировали. И тогда работа разворачивается вокруг принятия самого факта, что все когда-то заканчивается. Как бы это банально ни звучало, но осознавание конечности (циклов, периодов, отношений и самой человеческой жизни) порой бывает очень болезненным и непростым. Настолько непростым, что бывает проще самому себе соврать, что у отношений еще есть будущее. Только бы не встречаться со своим страхом одиночества. Или не расстраивать маму. Или не переживать себя неудачником, если отношения и семья воспринимаются как сверхценность. Мы с клиентами в терапии ищем вот эти ядовитые смыслы, которые оправдывают нечестность с собой. Та внутренняя работа, которую клиент проделывает — это поиски мужества и ресурса смотреть правде в глаза. Это осмысление прошедших отношений. Это прощание со своим статусом семейного человека и со всем, что было нереализовано. Это завершение отношений с партнером. Это оплакивание, осознавание и прощание с важным периодом в жизни. Это поиск ресурсов жить свою жизнь с этим багажом дальше.

И это действительно может оказаться для человека трагедией. А также вызвать много возмущения в сторону психотерапевта. Еще бы — клиент ведь пришел на психотерапию свои отношения спасать, а спасти не удалось. В этом месте важно помнить, что гнев — одна из естественных реакций человека на потерю. А также, что смысл психотерапии не в том, чтобы сохранить отношения клиента любой ценой, а в том, чтобы дать человеку свободу выбора и возможность посмотреть праде в глаза. Ведь невозможно экологично завершить отношения, если все еще веришь в то, что они живы. Так же, как невозможно до конца попрощаться с умершим близким — до тех пор, пока в глубине души этот печальный факт не принят и не осознан. И так же невозможно дать шанс новым отношениям и снова впустить в свою жизнь счастье пока не завершены отношения предыдущие.

Так бывает. Любовь проходит. Отношения заканчиваются. Знайте — вы не виноваты. Знайте — у вас есть шанс любить, жить дальше и дышать полной грудью. В других отношениях. Не лишайте себя этого шанса.

Читать дальше

Известно, что биологическое и психологическое развитие человека — это абсолютно разные процессы, которые не совпадают друг с другом. Очень часто, глядя на взрослого человека, мы удивляемся его детским реакциям, незрелым поступкам. Часто такие несоответствия проявляются в парных взаимоотношениях.

Биологическое развитие — процесс внешний, имеющий физиологические явные границы и признаки. Психологическое развитие — внутрипсихический процесс, который разворачивается по своим правилам и крайне зависит окружающей среды.

Человек является одним из немногих млекопитающих, детёныши которых рождаются беспомощными и длительный промежуток времени остаются в полной зависимости от матери. В идеале ребенок на первом году жизни проходит фазу «нормального симбиоза» — слитности и полной зависимости от матери, когда они существуют как один сонастроенный друг на друга организм. В этот период важно, чтобы мать чутко откликалась на потребности ребёнка и давала ему ощущение нужности и «любимости», которые будут во взрослом возрасте спроецированы на близкие отношения с партнёром.

За фазой симбиоза следует фаза сепарации или отделения. Она необходима для того, чтобы ребенок, в конце концов, научился определять свои индивидуальные особенности. В этот период ребенок начинает понимать свою отдельность от матери и от внешнего мира, ощущать свои телесные границы и пытаться строить первые отношения с «первичным объектом любви» — матерью.

На протяжении всей нашей жизни в парных отношениях эти две фазы поочерёдно сменяют друг друга. Изначально в отношениях с противоположным полом мы стремимся как можно больше времени проводить вместе с любимым человеком, узнавать друг друга как можно лучше, т. е. стремиться к соединению в одно целое, в том числе и во время сексуального контакта. Но со временем такое комфортное слияние начинает надоедать и запускается фаза отделения/сепарации, приводящая к повышению тревоги и противодействующей потребности обратного сближения, словно мы хотим убедиться в том, что путь назад, к самому близкому человеку, все ещё существует. В детской психологии это называют стадией репрошман — когда вроде бы уже самостоятельный ребенок, вдруг снова начинает прилипать к матери и отказывается предпринимать самостоятельные действия.


Соотнося смену этих фаз во взрослом возрасте, следует отметить, что любые конфликты и недоразумения в семейной паре призваны стимулировать партнёров к отделению, пересмотру своих границ. Дистанция позволяет развиваться и узнавать новое о себе, расширяет возможности и способности. Но, в то же время, дистанция может усиливать и тягу к симбиозу. Такое амбивалентное переживание потребности слиться — отделиться одновременно на эмоциональном уровне переносится крайне сложно. Но оно способствует развитию лишь тогда, когда человек все-таки решается встретиться лицом к лицу с изменяющимися жизненными условиями, начинает использовать новые модели поведения и формирует новое самоощущение — тогда осуществляется переход на стадию индивидуации.


Но если мать ребёнка была холодной, находилась в длительной депрессии, не всегда вовремя и правильно отзывалась на его потребности, не давала достаточно телесного контакта и тепла, то фаза слияния — отделения в младенчестве не может быть прожита успешно. Тогда стремление младенца, а затем и взрослого человека, к слиянию не прекращается, фаза отделения не завершается, а тревога нарастает все больше. В этом случае возникают трудности в формировании самостоятельности, в развитии, установлении близости, невозможности предоставить достаточно свободного пространства партнёру, размывание собственных границ, прилипчивость и желание постоянного контроля за его действиями… Такой человек, с одной стороны, безумно хочет близости, но с другой стороны — боится ее, опасаясь травмироваться ещё раз, быть отвергнутым, как ранее в детстве. Нуждаясь в компенсации детской потребности в слиянии, он требует от своего партнёра того, что тому никогда не по силам дать.


Нарушенная ритмичность фаз симбиоза, сепарации и индивидуации приводит к тому, что дистанция с партнёром переживается как дефицит, а не как временная возможность открыть в себе новые качества, расширить понимание о себе и о своих возможностях. Но только так можно создать условия для развития пары в целом и каждого из партнёров в отдельности. Только обеспечивая друг другу возможность безопасно возвращаться и дистанцироваться в нужные периоды времени, мы создаём траекторию совместного развития.

Давайте не забывать «брать партнёров на ручки» и не бояться отпускать их тогда, когда им это необходимо. Так мы можем помочь друг другу подлечить свои детские травмы!

Читать дальше

Когда я был маленьким (а было и такое — при чем не только по возрасту, но и по размеру), я любил слушать истории, которые мне рассказывали бабушка или мама. Сказки, легенды, рассказы. Особенно перед сном. Много позже я узнал, что сон служит для того, чтобы мозг сохранил пережитое за день в области долгосрочной памяти. Видимо от того, некоторые из этих историй я помню до сих пор. И не только истории, но и где сидели мама или бабушка, какой светильник был включен, какого темного угла комнаты я боялся и так далее.

Если говорить о рассказах на ночь, отчего-то я по-прежнему помню историю об американском индейце, который попал в плен к белым не помню кому. К белым негодяям (так я запомнил). «Его связали и пытали, прижигали его обнаженное тело раскаленными металлическими прутьями. Но ни один мускул не дрогнул на его лице». Помню, что маму очень восхищала история, которую она сама же мне рассказывала не один раз. Ну и конечно же меня захватывало повествование о мужестве представителя коренного населения Дикого Запада. Ни один мускул не должен дрогнуть. Не дай, Вакан Танка, кому-нибудь увидеть твое неудобство, несогласие или боль.

Терпел я с тех пор всех и вся. Потому что это очень красиво — терпеть.

  • Когда бьют. Закусить губу до крови.
  • Когда унижают. Быть выше этого.
  • Когда используют. Быть щедрым и давать еще.
  • Когда обесценивают. Стараться доказать свою ценность.
  • Когда обманывают. Давать еще стопятсот шансов.
  • Не обижаться.
  • Не злиться.
  • Не давать сдачи.
  • Не закрываться.
  • Относиться с пониманием и принятием.

Одним словом — терпеть. Терпеть — это «по-человечески». Все остальное — нет. Сарказм.

Один из моих любимых и самых, с моей точки зрения, полезных вопросов, который может задать Вам психотерапевт — или Вы сами себе, при должной тренировке — звучит очень просто: «Для чего?».

Сперва я знал «для чего» мне терпеть. Мне так казалось.
Но по мере того, как я терпел, от того, что и как долго я терпел, мне становилось все менее и менее выносимо это терпение. В какой-то момент (а он приходит раньше или позже, если Вы терпите достаточно долго и терпеливо) я больше не мог себе ответить на вопрос «для чего?». Равно как и не мог понять, что же тут красивого. Хотя, возможно, Вы уже читали о том, как страдания и сложности воспеты в литературе, которой детей обучают в школе.

Так случилось, что 5 мая, в прошлом году, я впервые попал в страну, где белые негодяи из давней маминой истории, когда-то заставили проявить местного коренного жителя Северной Америки чудеса терпения. А еще раньше, перед этой поездкой, так случилось, что одна из моих дорогих учителей, Janae Weinhold, сказала мне: «Дима, эта поездка изменит твою жизнь»…

Эта поездка изменила мою жизнь. Очень во многом.

Я узнал, что ждать и терпеть — это не одно и то же. Что ждать лучше, если Вы договорились, чего именно и как долго. Что не отвечать ни «да», ни «нет» — это ответ. Что не выбирать и не принимать решение — это такой выбор и такое решение. Я узнал, что нет ничего «само собой разумеющегося». Ну или как бы Вы перевели «being taken for granted»?

И разучился — разучил себя — терпеть. Как когда-то научил себя после истории о плененном индейце с Дикого Запада.

Читать дальше
1 2 3