067 508-88-22 067 508-88-22
044 229-88-90
с 11:00 до 21:30 в будние дни Обратный звонок Обратный звонок

Записи с тегом «Психотерапия»

Психогенное бесплодие

Существует ли феномен психологического бесплодия на самом деле? Есть ли научно обоснованные факты, доказывающие, что психологическое состояние женщины влияет на наступление беременности?

Ученые говорят, что психологическое бесплодие действительно существует. Его еще называют психосоматическим или психогенным. Психогенное бесплодие обусловлено сбоями в работе нервной системы, являющимися следствием различных стрессов. Поскольку нервная система играет огромную роль в регуляции всех процессов, происходящих в организме, способность женщины к зачатию связана не только с состоянием ее репродуктивной системы, но и ее психики. Пребывание в постоянном напряжении действительно снижает вероятность наступления беременности. Факторы, обусловливающие такое напряжение, могут быть самыми разными.

Сегодня многие женщины, заботящиеся о том, чтобы сделать карьеру, откладывают беременность и деторождение «на потом», уверенные в своей способности к репродукции. Столкнувшись с болезненной реальностью (если зачатия так и не происходит), они чувствуют себя потерпевшими бедствие, особенно если на глазах уходит физиологическое время, когда беременность еще возможна. Отсутствие контроля за репродуктивной способностью собственного тела — чудовищный личный кризис, убийственный удар по самооценке, по гордости образа своего взрослого тела и по сексуальным отношениям, так как они начинают казаться механическими, особенно если техника зачатия накладывает ограничения на их спонтанность. Дело даже не столько в технике, сколько в том, что ее предписывают врачи-специалисты, разрешая или запрещая половой акт.

Известный ученый Ф. Александер, говоря о психогенном бесплодии, подчёркивает решающее значение внутреннего конфликта (противоречащие друг другу интересы и желания) и связанной с ним тревожности. Более того, по его мнению, именно бесплодие спасает этих женщин от осознания своих конфликтов, связанных с деторождением. Другими словами, женщина может и не осознавать того, что она или боится или не хочет и вовсе родить ребенка. В подтверждение этому, при ретроспективном исследовании 2 000 пар, желающих иметь детей, М. Шаубер обнаружил, что сознательно демонстрируемое желание иметь детей не было убедительно обоснованным и представляло собой скорее симптом, в котором проявлялась разрядка конфликта. Т.е. сознательно женщина как бы хочет ребенка, а бессознательно нет.

Многие зарубежные исследователи склонны объяснять происхождение бесплодия, особенно психосоматического, с точки зрения психоанализа. Некоторые из них пытаются найти причину бесплодия ещё в раннем детстве. В ходе развития женщины различные прямые или косвенные влияния способны выстроить в структуре личности нежелательные схемы, которые позже могут стать причиной «торможения женской роли». При этом искаженные представления о беременности и материнстве, сформированные в результате воспитания приводят к тому, что эти женщины испытывают сильный страх перед беременностью, и бесплодие возникает у них как психологическая защита. У этих женщин возможно обнаружение конфликта между сознательным желанием забеременеть и неосознанным отказом от беременности и материнства.

Отходя от теоретических аспектов, необходимо сказать, что осознание собственной бездетности само по себе является мощным стрессом, отравляющим радость жизни и усугубляющим проблему. Поэтому если неудачи длятся год за годом, а стресс все усиливает проблему, необходимо обратиться к специалисту, который поможет ее разрешить.

На физиологическом уровне длительный стресс накладывает отпечаток на деятельность всех органов и систем, в т.ч. и тех, что отвечают за продолжение рода.

У подавляющего большинства женщин с бесплодием обнаруживаются различные нарушения психоэмоциональной сферы: чувство неполноценности, одиночества, нервные срывы в период очередной менструации и др. Комплекс этих симптомов объединяют в «синдром ожидания беременности».

Таким образом, психогенное бесплодие – это расстройство, которое имеет психологические причины. Специалисты-психологи выделяют психогенное бесплодие, а врачи его называют функциональным бесплодием. Около 30-40% всех бесплодных пар не могут зачать ребенка исключительно по психологическим причинам (в медицине такой вид бесплодия называется идиопатическим, т.е. необъяснимым). И соответственно, в протокол лечения психосоматических недугов, кроме медикаментозной терапии и вспомогательной репродуктивной технологии, должна быть включена и психотерапия, которая направлена на решение внутренних конфликтов, мешающих зачатию ребенка. Только таким образом можно воздействовать на истинные причины заболевания.

Кроме самого осознания, что пара бесплодная, добавляется еще большое количество стрессогенных ситуаций, например процедура экстракорпорального оплодотворения (дальше – ЭКО). К самой процедуре пары и женщины, как правило, подходят уже будучи далеко не в спокойном состоянии. В течение всего протокола ожидание медицинских вмешательств постоянно сменяется волнением за их результаты. Нередко к этим чувствам подмешивается страх: что делать, если вдруг неудача? Врач советует «отключить голову», но часто это просто невозможно сделать. И мысли о зачатии ребенка становятся просто навязчивыми. Получается замкнутый круг.

В западных странах, где, как известно, ЭКО появилось гораздо раньше, чем в Украине, и где ценность психологической помощи в целом не подвергается такому сомнению, как у нас, разработана целая система поддержки пациентов, проходящих процедуру искусственного оплодотворения. Например, в Великобритании семейным парам предлагается посещать infertility counsellor (консультанта по бесплодию, имеющего психологическое образование) в течение всего цикла ЭКО.

Чем же конкретно может помочь психолог парам или женщинам, которые не могут забеременеть или проходящим процедуру ЭКО? Здесь большое значение имеет опыт лечения и отношение (главным образом женщины) к проблеме бесплодия. Эти два фактора определяют содержание работы с психологом в каждом отдельном случае, но можно выделить и общий круг вопросов, в которых поможет разобраться специалист:

  • Негативные эмоциональные переживания, связанные с ЭКО. Основные эмоции, сопровождающие бесплодие, это тревога, страх и агрессия (направленная как на себя, так и на окружающих). Нередко им сопутствуют вина и обида, растерянность и разочарование, горе и изоляция, переплетенные в один клубок переживаний.
  • Психолог поможет ослабить напряжение, так мешающее процессу зачатия. Здесь помогут как специальные техники, так и эффект «сливания» эмоций, когда сам факт разговора в принимающей обстановке бывает полезным для временного решения вопроса, ведь нередко паре (или отдельно женщине) не хватает возможности просто поделиться своими переживаниями в поддерживающей атмосфере. Однако для достижения более стойкого результата и приведения эмоционального состояния в относительную норму требуется регулярная работа. В такой работе вы сможете более глубоко исследовать свои чувства и принять их, что окажет благотворное психологическое воздействие.
  • Корректировка жизненных стратегий в связи с тем или иным исходом зачатия или ЭКО. Как неудачный, так и удачный результат меняет реальность супружеской пары. В первом случае предстоит ответить себе на вопрос: «что дальше?», построить соответствующие планы. Во втором – возможно, перестроить весь уклад жизни семьи.
  • Кроме того, женщина, которая так стремилась к желанной беременности, получив ее, часто остается в растерянности, потому что заветная цель достигнута, но появляется новая – сохранить беременность и подготовиться к рождению ребенка - и будущей маме необходимо суметь перенаправить свои силы в эту сторону.

Предполагая, что главной проблемой, препятствующей возможности стать родителями, непременно является какое-либо заболевание, врачи и пациенты нередко оказываются правы. Вместе с тем не следует забывать, насколько важное значение для наступления беременности имеет психологическое состояние человека. Оно особенно выражено у женщин. И если физиологические причины бесплодия с развитием медицины диагностируются проще, то психологические – зачастую скрыты от специалистов, а подчас и от самих женщин. Таким образом, можно сказать, что спор между врачами и психологами относительно существования психогенного бесплодия остается открытым.

Причины для обращения за психологической помощью могут возникнуть на любом этапе, поздно не бывает никогда, рано - тоже.

Из своего опыта хочу сказать, что путь в кабинет психолога – это потребность, которая часто даже не осознается. И если вы чувствуете, что лично вам это надо - не стыдитесь обращаться к психологу, преодолевайте стереотипы.


Читать дальше

«Вас атакує… паніка!» Когнітивно-поведінковий психотерапевт про панічні атаки.

Наскільки часто вам здавалося у разі нападу паніки, що з вами відбувається щось дійсно жахливе? Наприклад, що у вас психічне захворювання, що ви втрачаєте глузд або вже збожеволіли, що ви помираєте, що виставили себе на посміховисько? Страхів так само багато, як і людей, що панікують. За статистикою, в середньому, один з десятьох людей у своєму житті пережив принаймні одну панічну атаку.

Напад паніки можна впізнати за такими головними ознаками:

  • стається раптово;
  • супроводжується сильними почуттями страху і неспокою;
  • пік інтенсивних переживань триває відносно коротко. Під час атаки вам може здаватися, що вона триває нескінчену кількість часу, а після неї лишається неприємне відчуття ще на деякий період.


На перший погляд, панічна атака виникає несподівано і нічим не зумовлена. Вона підкорює собі тіло, думки та поведінку людини.

Тілесні симптоми, які виникають найчастіше, такі: прискорене, посилене серцебиття або «завмирання серця», дуже часте дихання, відчуття нестачі повітря, біль у грудях, біль голови, стискання в горлі, нудота, запаморочення, відчуття «втрати притомності», заніміння або поколювання в пальцях рук, ніг або на губах, тремтіння, пітливість, припливи крові до обличчя, відчуття нереальності.

Панічні атаки приносять думки про те, що має статися щось жахливе, наприклад: «У мене станеться інфаркт», «Я зімлію і впаду», «Я не зможу дихати та задихнусь», «Я втрачу контроль над сечовим міхуром/кишечником», «Я вдавлюся», «Мене знудить», «Я втрачу контроль над собою, збожеволію і мене заберуть до псіхлікарні», «В очах інших я виглядатиму цілковитим дурнем».

Люди зазвичай намагаються якнайшвидше позбутися неприємної ситуації або щось зробити, щоб відчути себе знов у безпеці, тому можуть триматися поблизу дому або забезпечувати собі присутність поруч близьких людей. Ще однією стратегією є уникання ситуацій або локацій де може статися панічна атака. Часом, через переконання, що небезпека реальна і страшна, люди викликають швидку або лікаря.

Насправді, панічні атаки не завдають людині шкоди, не позбавляють розуму, вони не тривають вічно. Через панічну атаку неможливо померти або збожеволіти. Це дуже неприємне відчуття, а не реальна небезпека. Людський організм влаштований таким чином, що може упоратися з різними викликами, у томі числі й зі страхом.

Які ж чинники впливають на виникнення панічних атак? Люди, схильні до розвитку нападів паніки часто мають певні спільні риси:
  • більше за інших переживають за власне здоров'я, інтерпретують деякі прояви свого організму як потенційну небезпеку;
  • у деяких людей паніку «запускають» стреси, що виникають через труднощі на роботі, в особистому житті або інші турботи;
  • паніка може виникнути на тлі душевних страждань.

На жаль, з огляду на упередження, які існують стосовно психічних проблем, багато людей терплять роками, перш ніж поділитися своїми переживаннями з іншими чи звернуться по допомогу до фахівців.
Наразі ефективним методом лікування панічного розладу є психотерапія, зокрема, когнітивно-поведінкова психотерапія. Разом з психотерапевтом клієнт навчається виявляти власні стани та думки, які передують нападу паніки, переоцінює значення тілесних проявів та освоює техніки релаксації, які допомагають знизити загальний рівень тілесної напруги.
Читать дальше

«Жить про других». Иллюзия спасения от болезненных переживаний.

Люди придумали много способов заботиться о себе и облегчать свои различные неприятные чувства. Ведь, согласитесь, переживать эмоциональную боль, стыд, вину, печаль, гнев, зависть, ненависть – очень непросто. И пытаться помочь себе, осознанно или неосознанно, – это нормально. Какие-то из этих способов могут оказывать по-настоящему целебное действие, какие-то – наоборот. И их, эти способы, можно условно разделить на те, что помогают чувства проживать (психотерапия, общение о своих сложностях с близкими, поиск безопасных способов самовыражения). И те, что помогают чувства замораживать. Наиболее популярны в этой категории алкоголь и наркотики. Сюда же относится диссоциация – защитный механизм психики, который при особой невыносимости чувств позволяет как бы отстраниться. Создать иллюзию, что «это все происходит не со мной».
Еще один способ анестезировать (заморозить) собственную боль – это переключить внимание на другое. Или на других. Жить про других – отличный способ не жить про себя. И не важно, как это «жить про других» выглядит – интенсивная работа, волонтерство, активная социальная позиция, всевозможное участие в жизни близких и не очень, войны с бюрократией, обличительство, бурная личная жизнь, светские тусовки и тд. Имя им – легион. Важно, что сама по себе эта деятельность, когда человек живет про других только бы не жить про себя – она про другое. Про то, чтобы не проживать невыносимое. Чтобы не встречаться со своими демонами. Чтобы хоть ненадолго вынырнуть из персонального ада. Не оплакивать потери. Не прорабатывать травмы. Не проживать предательства. Не погружаться в беспомощность. Соврать себе, что ничего не было. Эдакая подмена. А контакты с другими людьми дают мощный эмоциональный отклик, что, сами понимаете, способствует переключению.
Характерные маркеры того, что человек использует некоторую деятельность для того, чтобы заглушить собственные непереносимые чувства – это ощущение пустоты и бессмысленности, иногда апатия, отсутствие переживания завершённости и наполненности в конце процесса. И все это обычно сопровождается невозможностью остановиться. Отдельно важно отметить, что эти переживания не обязательно должны быть сильными. Они могут создавать фон. Не всегда различимый и осознаваемый. Но всегда влияющий на общую тональность ощущения качества жизни.
Поэтому, если вы сильно увлечены или вовлечены в какую-то деятельность, связанную просто с другими людьми или с помощью другим – спрашивайте себя время от времени. Я это делаю чтобы что? Могу ли я этого не делать? И если не могу – то почему? Что со мной случится, если я перестану? Что я чувствую при мысли о том, чтобы перестать делать то, что я делаю? Что в моей жизни сейчас есть еще? И если список не так уж и велик – то как давно это случилось со мной? Я все это делаю – чтобы не проживать что именно?
И если вы задаете себе все эти вопросы и приходите к выводу, что с вами все хорошо, что вы живете свою жизнь в соответствии со своими ценностями, помните о своих травмах и бережны к себе – значит, позвольте за вас от всей души порадоваться.
Если же вдруг это не так – начните прислушиваться к себе и беречь себя. Старайтесь хоть иногда делать паузы.
Если вы погружаетесь в какую-то деятельность ради того, чтобы не чувствовать боль – это будет сделать непросто. Старайтесь в этих паузах все-таки удерживаться и жить про себя. Хоть немного. Хоть отрывками.

Читать дальше

Бронхиальная астма: капкан для чувств

Астма (бронхиальная астма) - хроническое заболевание дыхательных путей. Сопровождается повторяющимися приступами удушья, вызванными спазмами и отеком слизистой оболочки бронхов.

Влияние эмоций на дыхательную функцию хорошо знакомо нам из повседневной жизни. Наше дыхания в момент тревоги или страха, замедляется, останавливается и мы говорим, что «захватило дух» или «перехватило дыхание». При длительном возбуждении, происходит гипервентиляция, дыхание становится сильным и частым (как при физической нагрузке). Это нужно, чтоб подготовить наш организм к определенной реакции на раздражители, заранее, даже если мысль не успела дойти до сознания, т.е. лучше сначала отскочить от машины и уж потом осознать, что происходило. Вполне резонно можно предполагать, что какие-то нарушения в эмоциональной жизни человека в той или иной мере и через некоторое время могут привести к проблемам с дыханием. Почему резонно? Потому, что мы не вечны и если стресс затянулся (превратился в разрушительный дистресс) организм начинает истощаться. И бронхиальная астма является одним из самых тяжелых последствий такого воздействия.

Очень характерным для бронхиальной астмы является так называемое кондиционирование: у больного, аллергически реагирующего на цветы, приступ возможен даже в случае, если он видит искусственные цветы. Это очень важно для понимания истинных механизмов данной болезни. Подсознание оперирует символами. И для него все равно – реальный это образ или искусственный. Для него главное и определяющее – что это цветок, пусть даже искусственный. И если спазм появляется  только при взгляде на искусственные цветы, это говорит о следующем: главным в механизме развития приступа бронхиальной астмы все-таки является психологическая установка. И это не единичный пример, подтверждающий психосоматический характер бронхиальных спазмов. Например, у морских свинок, реагировавших на аллергены приступами бронхиальной астмы, эти приступы удалось условно-рефлекторно связать с акустическим сигналом. Уже через 5 подкреплений этой связи приступ астмы наступал у них уже только в ответ на акустический сигнал, без введения антигенов. Естественно, ученые заинтересовались подобными примерами и провели ряд опытов с людьми. И выяснили, что и у людей аллергическую реакцию можно вызвать без аллергена. Если человеку во время исследования говорили, что ему сейчас введут аллерген, а вводили простую воду, то у него в ряде случаев развивалась полноценная аллергическая реакция. Бывало и так, что ученые вводили испытуемому аллерген на пике положительных эмоций. Если на сознательном уровне человек об этом не знал, то очень часто аллергическая реакция не наступала вовсе.

Все эти исследования четко говорят о том, что в механизмах бронхиальной астмы психологическая составляющая играет огромную роль. Франц Александер, чикагский врач, основатель психосоматического направления в медицине, говорил, что это болезнь, которая появляется не только из-за той или иной аллергии на тот или иной продукт. Но главнейшую и определяющую роль в том – будет человек страдать от приступов удушья, или же, они у него быстро пройдут – являются факторы психологической жизни человека.

Нужно помнить, что астматический приступ – это симптом, непосредственной причиной которого является спазм бронхиол. Клинические данные однозначно указывают на то, что такой локальный спазм может вызываться как воздействием аллергена, так и эмоциональными факторами и чаще всего — является союзом этих факторов. В многочисленных исследованиях Чикагского института психоанализа у пациентов всегда выявлялась та или иная форма аллергической чувствительности. У некоторых пациентов, как показали кожные тесты, эта чувствительность после лечения сохранялась, но приступы астмы больше не возникали. В таких случаях мы, видимо, имеем дело с «суммацией стимулов», когда только одновременное сочетание эмоциональных стимулов и аллергических факторов будет вызывать приступ. Отдельное воздействие каждого фактора оказывается ниже порога чувствительности бронхиол.

Мы рассмотрели теорию, а теперь поговорим о тех самых психологических факторах.

Человек, который становится астматиком, имеет большие проблемы с выражением агрессии. Так получилось в его жизни, что когда он проявлял эту эмоцию, то бывал жестоко наказан за это («РОДИТЕЛЬ ЛУЧШЕ ЗНАЕТ, ЧТО НУЖНО РЕБЕНКУ!»).
Вспоминается старый анекдот:
«Дворик, детки играют в песочнице, тут слышится голос мамы:
— Гошенька!
— Что, мама? Я уже кушать хочу?
— Нет, сынок, ты уже в туалет хочешь!»

Из-за такого подавления ребенок боится проявлять агрессию, он не может ее выразить, не может «выпустить свой гнев». Но агрессия все равно может прорваться. И для того, чтобы это не произошло, такие люди «запирают» ее в своих бронхах.

С психологической точки зрения, бронхиальная астма развивается из-за того, что человек не способен «дышать полной грудью» в этом сложном мире, у него затруднено выживание. Человек не может быть свободен в своих естественных реакциях. Забота родителей была так велика, что они контролировали, чуть ли не каждое действие своего ребенка или опасаясь за его жизнь или же не доверяя ему. Как говорят в народе в подобных случаях – «вздохнуть свободно не давали!»
Ребенок одновременно и желает нежности от матери и боится ее, любит и ненавидит. Эта двойственность станет в будущем основой болезни.

У больных бронхиальной астмой были нарушены ранние отношения с матерью или замещающей ее фигурой. Возможно, это происходило из-за ее суперопеки, от которой, ребенок страдал. Возможно, с тем, что мать запрещала своему ребенку открытое проявление чувств: «не плачь, перестань кричать!».

Это поведение матери вызывает у ребенка тревогу, страх и желание задавить свои слезы. А так как он не надеется на свои силы, то привлекает для этого ресурсы бессознательного. Сначала он полусознательно ищет позу и тактику дыхания, которые, просто облегчат бурю чувств, исходящих изнутри. Но чем чаще он так делает, тем меньше он может этим управлять. И через некоторое время – контроль потерян. То, что подавление плача ведет к дыхательным затруднениям можно очень хорошо видеть у ребенка, который пытается не заплакать. Характерная одышка и возникающие при этом хрипы очень напоминают приступ астмы.

Люди с бронхиальной астмой завышено чувствительны, склонны к реакциям страха, недоверчивы к другим людям. Они упрямы и в то же время бесконечно уступчивы. Также многие из них живут с ощущением того, что они постоянно находятся в цейтноте, что они ничего не успевают, они вечно спешат, чтобы везде успеть. У таких больных отмечается не только повышенное восприятие запаха нечистот, но и «нечистот» в переносном смысле этого слова: к «грязным» поступкам окружающих и собственным «грязным» мыслям.

Удивительно, но родители могут описывать такого ребенка, как домашнего тирана! Они же так стараются для него, а он не ценит! И вообще, он ничем не интересуется, кроме своего компьютера-телевизора-книги (именно туда дети чаще всего бегут, как способ ухода)!

Одновременно, хотелось бы немного защитить таких родителей. Как правило, их и самих не научили жить своей жизнью, радоваться своей уникальности, позволять быть недостаткам и просто не дали им тепла и любви. И речь идет не о заботе (накормить, обучить, одеть и др.), а об участии и интересе в чувствах маленького человека.

Пару слов о лечении.

Психотерапия и соматическая поддержка – лучшее решение для бронхиальной астмы! Работа строится на том, чтобы создать доверительную атмосферу для выражения подавленных чувств и переживаний и, особенно, гнева. Нужна территория, где человек будет учиться это делать свободно и без отвержения, показывая и собственные границы, чтоб было понимание насколько далеко можно заходить в своих реакциях. Собственно, сделать то, чему должны учить родители.

Если человек маленький по возрасту (такой запрос более распространенный), психотерапия проводится с родителями и ребенком, с акцентом на родителей, это дает хороший результат. Именно родители должны разобраться, почему они так реагировали на естественные потребности ребенка, считали его каким-то «не таким». Обучение особым стратегиям воспитания в данном случае не поможет, нужна направленная работа со специалистом. Как правило, ребенок является «симптомом» семьи и решив этот вопрос, жизнь всех членов семьи становится более радостной и наполненной.

Дмитрий Гаплевский  – психолог Киевского психологического центра ALTERA.

Читать дальше

«Кризис 25 лет». Наш психолог Ольга Королик для Gloss.ua

Вам за 20 и вы любите задавать себе вопросы «А что я умею?», «Тем ли я занимаюсь?», «Что я могу предложить этому миру?» и все в таком духе? Поздравляем, у вас, вполне возможно, кризис четверти жизни. О нем, в отличие от кризиса среднего возраста, наслышаны далеко не все.

Термин «Кризис четверти жизни» появился характерным для нашего времени образом: в 2000 году две 25-летние подруги из США Александра Роббинс и Эбби Уилнер во время типичных девичьих посиделками выяснили, что испытывают схожие переживания в отношении своей жизни. Недолго думая, они написали об этом книгу – «Кризис четверти жизни: уникальные жизненные испытания тех, кому за 20». Тем самым ввели в обиход новый термин, укоренившийся в психологии.

Кризис наступает в период с 20 до 30 с лишним лет – в момент становления человека во взрослой жизни. В этот период молодые люди начинают сомневаться в правильности выбранного жизненного пути, профессии и спутника жизни. Стресс от окончательного превращения вчерашнего подростка во взрослого зрелого человека заставляет одних кардинально менять свою жизнь (порой, с нескольких попыток), а других впадать в депрессию и чувствовать апатию.

Ольга Королик, психолог, коуч, руководитель Психологического центра ALTERA: «За последние три года молодых людей в возрасте 24-27 лет в моей практике стало значительно больше – раньше аудитория была постарше. Кризис 25 лет встречался и у прошлых поколений, но сегодня стал более распространенным. Раньше к этому возрасту у людей уже были семьи, но не было профессиональной реализации, а сегодня 20-летним кажется, что они не достигли ничего. Усугубляют кризис и социальные сети, ведь если еще десять лет назад знаменитыми были только представители шоу-бизнеса, то сегодня известной может стать ваш сосед. Посмотрев на его профиль в сети, покажется, что он ведет интересную жизнь, а вы только сидите в офисе. В этот момент и наступает кризис. У кризиса есть два пути развития: кто-то усугубляет ситуацию и впадает в депрессию, а кто-то использует кризис как толчок к переменам. Всегда нужно стараться действовать по второму сценарию, потому, что кризис – это подсказка организма, что необходимо что-то менять в жизни. Нужно прислушаться к себе и разобраться, чего вы хотите, а чего нет. Банально пропишите все это на бумаге. Когда пишешь, структурируешь информацию и таким образом многое становится на свои места. Также хорошо бы найти своего психолога или коуча, с которым можно было бы проработать над чувствами и переживаниями, сделать первые шаги, понять, что шаг был сделан верно или неверно, пережить это и идти дальше».

Евгения Шкуренкова для Gloss.ua

Читать дальше
1 2 3