067 508-88-22 067 508-88-22
044 229-88-90
с 11:00 до 21:30 в будние дни Обратный звонок Обратный звонок

Автор: Алена Воротникова

«Он мной манипулирует!»

Я всегда проясняю, что имеет в виду родитель, который говорит о своем ребенке, как о «манипуляторе»:

«Манипуляция — действие сознательное — уточняю я.» — «Правильно ли я понимаю, что, ваш двух-трех-четырех или одиннацати-летний ребенок, сознательно простроил свои действия таким образом, что вы: сделали, купили, дали? То, что делать не хотели, покупать не планировали, давать не собирались?»
Родитель, обычно, задумчиво отвечает:
— Ну… нет, не простроил ребенок сознательно.
— Тогда что же?
— Ну, он/она что-то такое делают, что я…

Давайте примем за аксиому, что ребенок, изначально, положительно заинтересованно направлен на окружение и настроен на сотрудничество.

Задача ребенка, как и любого организма выжить и развиваться. Инстинкты никто не отменял, и век технологий — не исключение. Чтобы выжить, нужно адаптироваться. Чем лучше адаптировался, тем больше шансов выжить. Где и к чему ребенок адаптируется? К среде. Что является средой? Окружение, которое расширяется по мере взросления ребенка.

Ребенок выберет любой способ адаптации, если они подкрепляются средой так как критики к своему поведению, чем младше ребенок, тем меньше.

О каких «манипуляциях», читай — «адаптациях», может идти речь?

Первая, и самая распространенная, «манипуляция» — истерика. Истерика, работает хорошо, потому что ее сложно выдержать родителю и во избежание ее повторений, воспроизведений и «пустьпоскорейзакончится» напуганный родитель, готов дать, купит, согласиться и т. д до ее начала. Ребенок, выбирает эту стратегию добиться чего-либо для себя (читай, адаптируется), когда другое не сработало: не услышали, не поняли, не дали, дали не то… и т. д. В основном истерика больше свойственна маленьким детям, которые еще могут плохо объяснить, что им нужно или как они себя чувствуют. Зачастую, истерики детей, это невозможность выдержать фрустрацию, которой было слишком много на раннем этапе развития ребенка. По итогу, я предлагаю родителю представить себе: как себя чувствует ребенок, чтобы так, себя вести? Даже самый малорефлексирующий взрослый, говорит «плохо…». Ну, а когда ребенку плохо, его проще пожалеть, принять, понять…

Второй вариант «ребенок — манипулятор», это когда родитель бессознательно боится сказать «нет» ребенку или говорит, это «нет» так, что ребенок продолжает «продавливать пространство» и в итоге, свое получает, а родитель соответственно… чувствует себя как-то…, так как сделал не то что хотел.

Механизм такого страха состоит из смешения собственных интенсивных чувств родителя и проекций этих самых чувств на ребенка. Например: родитель, который привык все контролировать, чувствует утрату контроля, потому что зайти на аттракционы, о которых просит ребенок, не входило в его — родителя планы, и сильно злится; Или же игрушка слишком дорогая, нет возможности купить ее сейчас и родитель (нарциссически ранится) чувствует себя недостаточно состоявшемся и испытывает раздражение и т. д.

Когда родитель говорит «нет» ребенку, родитель испытывает смешанное чувство, потому что чувство злости (раздражения) такой интенсивности, что в психике формируется связность (злость+отказ), родитель сам себя бессознательно переживает, как плохого, травмирующего, агрессивного родителя. Затем, все эти чувства вытесняются, срабатывает защитный механизм и появляется чувство вины. И уже из него, из чувства вины, лепечущий невнятно родитель не может отказать своему ребенку, делает, то что не хочет и «чувствует», что им ребенок «сманипулировал».

Здесь важно помнить, что страх родителя собственных «негативных» чувств, а к ребенку тем более, может нанести больший вред коммуникации и выстраивании психологических границ.

Третий вариант, когда родители не замечают, что в коммуникации с ребенком стратегия «если — то», существует на уровне семейного взаимодействия. Удобный для родителей вариант влияния, работает до поры до времени, ровно до момента, пока ребенок не начинает использовать его в коммуникации с родителем. «Если съешь, то получишь…», «если уберешь, то…» Опасность таких ситуаций, как мне кажется, в подростковом возрасте. В силу отсутствия критики, производить неравнозначный обмен и речь может идти не только о вещах, а о психологических или телесных историях. Все же, коммуникация с близкими людьми должна происходить без того, чтобы быть подкрепленной каким-либо условием.

Итак, человеку свойственно чувствовать разные чувства, а родитель — это человек. Чувства бывают разные и даже к самым близким людям. Опасно испытывать не сами чувства, а опасаться эти чувства в себе обнаруживать и принимать, что они могут возникать. Чувства  — не равно действия.

Контакт с ребенком, простроенный с самого рождения, сведет к минимуму потери контакта в подростковом возрасте. Ребенок не понимает и разговаривать с ним рано, потому что маленький — идея себя давно изжившая себя. Ребенок не манипулирует, а адаптируется, в силу своих возможностей: психологических и физиологических.

Читать дальше

Детская агрессия: причина может быть не очевидной

В практике, часты случаи, что какими бы благоприятными условиями для роста и развития, родители не окружали ребенка, не всегда это единственное, что может влиять на развивающийся и, потому, ранимый психический аппарат ребенка.

Мальчик, 8 лет. Родители в недоумении, основной запрос при обращении – месяц назад их ребенок изменился до неузнаваемости: агрессивное поведение в школе, ссорится с одноклассниками, запугивает их, провоцирует драки. Последнюю неделю - ночной энурез. Родители озадачены и огорчены. Дома, особых изменений в поведении мальчика нет. Он ведет себя тихо, может подолгу играть в своей комнате один, но просит не закрывать дверь и оставлять ночник включенным, когда засыпает. В темное время суток, перебирается в комнату, где есть кто-то из взрослых. Ребенок свое поведение прокомментировать не может. Дома, после очередной жалобы из школы, обещает “вести себя хорошо”.

Острых ситуаций в семье нет, родители дружны между собой.

Перед диагностикой, мальчик сидит тихо и выглядит скорее, грустным и отстраненно-напуганным. Характеристика “агрессора и провокатора смуты в классе” последнее, что сейчас применимо к ребенку. Его не интересует окружающая обстановка.

Есть простая формула, касательно детского поведения. Как ребенок ведет себя, так он себя и чувствует. Что ребенок организовывает в контакте с другими, то он и переживает. Поведение ребенка невыносимо? Возможно что-то невыносимое чувствует ребенок. Или ребенок чересчур послушный и удобный? Что вызывает потребность быть затаившимся и удерживать природное любопытство, которое должно прорываться наружу из здоровой детской психики?

Чтобы какое-то сложное чувство “не застряло” (поведенческие реакции: агрессия, обман, истерики, кражи, невозможность построить отношения и т.д ) в человеке и это не переросло в симптом (энурез, нарушение сна и питания, боли в животе, мигрени и т.п.) человек должен обладать достаточным уровнем рефлексии . Мы не обладаем этим умением от рождения, как встроенной функцией. Мы научаемся ей в процессе взросления, в коммуникации с теми кто о нас заботится, а позже, с теми, кто нас окружает. Поэтому в детстве, нашим рефлексивным аппаратом становиться психика родителей и других взрослых рядом.

Вернемся к мальчику. Как показала диагностика, ребенок был очень напуган и встревожен. И вся сложность заключалась в том, что страх не имел названия. Он не боялся волка или злобного монстра из компьютерной игры. Нет. Страх имел бессознательную природу, и актуализировался на фоне недавнего события , которому родители не предали особого значения. У соседей умерла собака. Собака с которой мальчик был знаком с рождения и был к ней привязан.

Смерть, это то событие, которое сталкивает человека с очень сильными чувствами. Страх, ужас, гнев, ярость, ограниченность в своих возможностях, бессилие. В теории, страх смерти, дети проживают в возрасте 5- ти лет. Как своей так и другого. Это один из этапов развития психики. Например, дети могут плакать и просить не умирать маму и могут фантазировать о том, что если они перестанут расти, то мама никогда не состарится и не умрет. Обычно, спокойной позиции родителя, проговаривание и игра , в разных вариантах, залог того, достаточно, чтобы ребенок не застрял в переживании.

Ребенок, которого привели на консультацию, не смог справиться с тревога и напряжением, которые гиперболизировались на фоне всех тех интенсивных чувств , в связи с потерей собаки.

Его боль проявлялась в интенсивных поведенческих аффектах в школе и симптоме - энурезе, который давал возможность сбросить напряжение перегруженной психике ночью.

После не длительного курса психоаналитической игровой психотерапии симптом ушел, а агрессия встроилась в норму развития, в рамках конкурентной и допустимой в коллективе одноклассников.

Читать дальше