067 508-88-22 067 508-88-22
044 229-88-90
с 11:00 до 21:30 в будние дни Обратный звонок Обратный звонок

Автор: Алена Воротникова

Эмоции важная часть жизни человека. Без них дни становятся скучными и пресными, а их переизбыток может превратить существование в невыносимую череду сложных событий, мешающие наслаждаться жизнью.

Природой заложено формирование эмоций, но как их назвать не знаем. Все, что мы можем сделать в младенчестве с эмоциями — условно, поделить их и переживать на хорошие и плохие. Хорошие ощущается как блаженство и всемогущество; а плохие — крах и пугающе-разрушающие.

Интенсивность таких переживаний очень высокая и наше младенческое «амнезирование» дает возможность психике выжить. Но бесконечное

ощущение одинаково насыщенных эмоций без возможности их назвать может стать травматичным. Для формирования стабильных переживаний, необходимо получение опыта распознавания и называния эмоционального состояния

Как же это происходит? Все просто, рядом с нами должен находиться взрослый, умеющий распознавать и называть эмоции, в первую очередь свои. Процесс ментализации, который осуществляет такой себе «идеальный» эмоционально зрелый взрослый.

Как же получается, что такая простая формула зачастую не работает?

Взрослый, находящейся рядом, не умеет распознавать и называть свои эмоции.

Например, злость ребёнка в таком взаимодействии может быть интерпретирована как необоснованная вредность. А «вредничать» — «плохо и некрасиво». Поэтому, со временем, ребёнок, а после и взрослый, «примет решение», что злиться — «плохо и некрасиво». Так же обходятся с яростью, гневом, обидой, страхом, «чрезмерной» радостью.

Ребенок не ставит под сомнение мнение важных взрослых до подросткового возраста. Он не хочет быть «некрасивым и плохим» и расстраивать родителей.

Взрослые клиенты сравнивают себя с другими и приходят с запросом «моя эмоциональная жизнь не насыщенна». Чтение книг и просмотр фильмов даёт знание, что «может быть по-другому».

Слегка измененный вариант, в котором было принято решение «не чувствовать» — наблюдать рядом чересчур эмоционального взрослого. Когда взрослый позволял себе проявлять бурные эмоции внезапно и без видимых на то причин. Взаимодействие, где ребенок становится принужденным зрителем и одновременно используется как выполняющий контейнирующую функцию взрослого рядом со взрослым. Со временем, любое проявление эмоций отождествляется со слабостью. Запрос от клиентов примерно такие:

— невозможность строить близкие отношения с людьми;

— сложности в сопереживании;

— нежелание включаться и вникать в чужие эмоциональные переживания;

— потребность отстраняться и держать людей на дистанции;

— чувства недопустимы, они мешают;

Когда эмоции «управляют» жизнью человека. Эмоций так много, что малейший раздражитель извне приводит к их выплескиванию, без возможности воздержаться. Такое состояние «затопленности» и невозможности удерживать и выдерживать — последствия отношений к ребенку, когда его не слышат. Когда «кричи не кричи», а услышан не будешь. Любое эмоциональное состояние обесценивается и остается в ребенке как застрявшее. Накопленные, подавленные и не имеющие названий, эмоции из детства прорываются и становятся разрушительной силой в жизни взрослого человека. Клиенты с запросом о невозможности «спокойно реагировать в простых ситуациях», «выдержать самое простое напряжение», «бесконечное раздражение, даже к самым близким», «любое напряжение вызывает слезы» «уставшие решать все посредствам крика и конфликта», сталкиваются с последствиями своего «эмоционально-неназванного «, снова и снова.

Такие люди не могут понимать других. Удерживание и сосредоточенность на своем эмоциональном состоянии забирает много психической энергии. Вот далеко не полный список симптомов людей, приходящих на терапию:

— психосоматические симптомы;

— сомнения по любому поводу;

— сложности в принятии жизненно важных решений;

— высокая тревожность, с которой зачастую справляются деструктивным способом: алкоголь, чрезмерное питание, поиск развлечений на грани

В процессе психотерапии, клиенты обнаруживают, что эмоциональное состояние выравнивается и они могут найти в себе силы и время на дополнительные увлечения или смену деятельности. В их жизни появляется место для творчества и желаний для себя.

Читать дальше

Самое сложное — разрешить себе измениться.

Проще остаться в том же месте и состоянии даже если это не комфортно. «Договорится» с собой, что завтра точно все будет иначе и не сделать в итоге ничего нового.

Читать дальше

Я всегда проясняю, что имеет в виду родитель, который говорит о своем ребенке, как о «манипуляторе»:

«Манипуляция — действие сознательное — уточняю я.» — «Правильно ли я понимаю, что, ваш двух-трех-четырех или одиннацати-летний ребенок, сознательно простроил свои действия таким образом, что вы: сделали, купили, дали? То, что делать не хотели, покупать не планировали, давать не собирались?»
Родитель, обычно, задумчиво отвечает:

— Ну… нет, не простроил ребенок сознательно.
— Тогда что же?
— Ну, он/она что-то такое делают, что я…

Читать дальше

В практике, часты случаи, что какими бы благоприятными условиями для роста и развития, родители не окружали ребенка, не всегда это единственное, что может влиять на развивающийся и, потому, ранимый психический аппарат ребенка.

Мальчик, 8 лет. Родители в недоумении, основной запрос при обращении — месяц назад их ребенок изменился до неузнаваемости: агрессивное поведение в школе, ссорится с одноклассниками, запугивает их, провоцирует драки. Последнюю неделю — ночной энурез. Родители озадачены и огорчены. Дома, особых изменений в поведении мальчика нет. Он ведет себя тихо, может подолгу играть в своей комнате один, но просит не закрывать дверь и оставлять ночник включенным, когда засыпает. В темное время суток, перебирается в комнату, где есть кто-то из взрослых. Ребенок свое поведение прокомментировать не может. Дома, после очередной жалобы из школы, обещает «вести себя хорошо».

Читать дальше