067 508-88-22 067 508-88-22
044 229-88-90
с 11:00 до 21:30 в будние дни Обратный звонок Обратный звонок

Блог

Любовный треугольник или третий лишний?

Иногда без этого третьего просто невозможно взаимодействие друг с другом. Какая-то есть невозможность у пары оставаться один на один друг с другом и своими чувствами. И тогда, чтобы не встречаться и не признавать нежелаемое или несущее угрозу, мы приглашаем в отношения третьего.

У этого третьего бесспорно есть свои мотивы и страхи. Но это все про НеВстречу с чём-то. Про невзрослость и невозможность брать на себя ответственность, ведь в треугольнике её так легко перекладывать. Предлагаю рассмотреть всех участников и возможные варианты.

Влипнуть вместе с сандалиями

На входе в треугольник все кажется таким милым и красивым. Столько приятностей, ведь участники открывают в себе, то что уже скрыто по какой-то причине от партнера. А потребность есть. И вместо того, чтобы высвобождать энергию в отношениях, мы ищем с кем будет легко и просто. И это не всегда про положительные эмоции такие, как нежность, любовь, тепло, уважение, восхищение. Иногда, если в паре есть запрет на выражение негативных чувств, мы находим ещё одного партнера, на которого можно будет сливать злость, ярость, гнев (часто при помощи жесткого агрессивного секса). И это безусловно стабилизирует. Но рано или поздно появляется разрушительная часть всего этого действия и начинаются страдания, иногда даже всех участников. Такая вот иллюзия.

И, если один из участников пытается выйти, треугольник, как система начинает волноваться и пытается вернуть беглеца. Системе нужна стабильность и неважно, что она нездоровая. У каждого участника есть вторичная выгода и из этой выгоды он готов оставаться в таких отношениях, даже если это больно.

Опасные игры

Прогулки по треугольнику жертва-тиран-спасатель. Манипулятор-агрессор (тиран), жертва и обязательно в этой связке должен по близости быть спасатель (чаще всего любовница/любовник, жена/муж, друг/подруга, а может быть даже мама/папа — вариантов много). Роли периодически могут меняться, чтобы скучно не становилось и вкус к игре оставался прежним. И как бы это не звучало, участникам выгодно быть в той или иной роли. Задача треугольника — найти и наказать виновного, иногда проведя в этом поиске всю жизнь.

К сожалению, в этих играх нет выигравших, в них постоянно нарастает напряжение, что может привести к взрыву и распаду. Но вскоре образуется новый треугольник, так как его участники часто просто не знают, как быть, оставшись один на один двум взрослым людям.

Приходя в психотерапию, люди часто идут за новым треугольником, втягивая психотерапевта, как спасателя. И только устойчивость самого психотерапевта сможет помочь увидеть, осознать и понять клиенту, какую выгоду он будет иметь, выйдя из зависимых отношений: выгоду освобождения от созависимости, от бессмысленного хождения по кругу, от периодических «психологических избиений». Выгоду самостоятельно строить свою жизнь, не оглядываясь на других участников игры. Если такую выгоду человек способен воспринять как нечто ценное и значимое для себя – ему выходить из треугольника будет легче.

Зачем это нужно?

У входа в треугольник мы вообще-то редко задаём себе подобные вопросы, а надо бы:

  • Зачем я здесь?
  • Я здесь, что бы не... что?
  • Что я здесь добираю или додаю?
  • Кого я не спас в своей жизни?
  • Кого я хочу наказать?
  • От чего я ухожу?
  • Кому и что я хочу доказать?
  • У кого выиграть?
  • Или кому проиграть?
  • Чего я боюсь?
  • Или что избегаю?

В кабинете у психолога

Психолог помогает увидеть, какую роль клиенту важно отыграть, какая его вторичная выгода участия в треугольнике. Проявить то, что замещается в отношениях, вытесняется и подавляется. Увидеть ценность своей независимости от деструктивного влияния. Обрести возможность строить свою жизнь для себя по своим критериям и управлять ею самостоятельно: разумеется, если для него это все важно, ценно и значимо.

Читать дальше

Что такое гештальт-терапия

Сейчас много где можно услышать фразу «незавершенный гештальт», но что же она означает? Попробуем разобраться. Слово «гештальт» (gestalt) родом из немецкого языка и переводится оно как «образ» или «фигура». В контексте незавершенности эти термины используются в гештальт-терапии, или, как сейчас принято говорить, гештальт-подходе в психологии. Свои основные идеи гештальт-подход взял ещё из психологии восприятия, популярной в начале ХХ века, однако развитие гештальта как психотерапевтического направления произошло чуть позже и связано с Фредериком Перлзом, который интересовался учением З. Фрейда, однако оказался не согласен с некоторыми его идеями, что послужило толчком в формировании отдельного направления психотерапии.

В основе базовой концепции гештальт-подхода лежит принцип целостности: человек воспринимает окружающее не как набор ощущений, а как целостные образы. Например, когда мы слушаем музыку, мы не воспринимаем её как набор отдельных звуковых колебаний с определенным ритмом и тональностью, а воспринимаем как мелодию, комплексно и целостно. Аналогично этому гештальт-подход пытается объяснить человеческую психику: мы ощущаем себя целостно; то, что мы хотим или не хотим, исходит от всей нашей сущности, а не от какой-либо её части. В этом и заключается принцип целостности, или холичности (от англ. whole - целый, полный).

Следующий важный принцип гештальт-подхода — это актуальность. Наше внимание, наша психическая энергия направлена на то, что нас тревожит в данный момент. Иначе этот принцип называют «здесь и сейчас», и эти слова тоже могут быть многим знакомы. Конечно, не стоит воспринимать этот принцип буквально: гештальт-терапевт вряд ли будет работать с мимолетными желаниями, которые могут возникать ежесекундно. Как правило, у нас есть конфликты, в том числе давние, которые не утратили актуальности, которые гложут нас «здесь и сейчас», которые стали нам настолько привычными, что нам может казаться, что их на самом деле нет, вот только удовольствия от жизни в таком случае получить не удастся.

Однако, что такое собственно гештальт? Здесь стоит дать еще одно теоретическое пояснение. Человек живет не сам по себе, он живет в окружающем мире, в определенной среде. В ней происходит множество событий и явлений, это определённый фон, из которого мы «берём» для себя все то, что нам хочется. Это желаемое, привлекательное или нужное отделяется от общего фона и становится фигурой, гештальтом. Пока фигура важна нам, она остаётся ею. Как только она перестает быть нужной, она снова растворяется в фоне и мы берем что-то другое, исходя из своих актуальных желаний и интересов. Исходя из теории гештальт-подхода, это и есть «закрытие» или «завершение» гештальта. Здесь можно провести аналогию с ребёнком в комнате, полной игрушек. Когда ребёнок выбирает одну и играет ею, это фигура. Когда берёт другую, фигурой становится она, а предыдущая сливается с фоном. Примерно так же происходит в нашей жизни: что-то начинается, что-то идёт, что-то заканчивается. Хорошо, если эти процессы у человека происходят осознанно, однако в жизни всё сложнее. Некоторыми игрушками мы играем очень долго, и не всегда понимаем, что они нам уже не нужны. Мы вязнем в напряжении, безысходности и, как следствие, депрессии, не всегда отдавая себе отчёт в том, что пришла пора брать другую игрушку, распрощавшись со старой. И в этом заключается ещё один крайне важный принцип гештальт-подхода: ответственность и свобода выбора. Мы часто забываем, что ответственность за нашу жизнь лежит на нас самих, что мы сами можем распоряжаться ею. Это является основной целью в гештальт-терапии: помочь вернуть человеку собственную свободу и право распоряжаться своей жизнью, исходя из актуальных потребностей и стремлений.

Гештальт-подход в настоящее время является одним из самых популярных психологических подходов экзистенциально-гуманистического направления и используется в терапии клинических расстройств невротического регистра, а также в рамках психологического консультирования и по запросам личностного роста.

Читать дальше

Детская агрессия: причина может быть не очевидной

В практике, часты случаи, что какими бы благоприятными условиями для роста и развития, родители не окружали ребенка, не всегда это единственное, что может влиять на развивающийся и, потому, ранимый психический аппарат ребенка.

Мальчик, 8 лет. Родители в недоумении, основной запрос при обращении – месяц назад их ребенок изменился до неузнаваемости: агрессивное поведение в школе, ссорится с одноклассниками, запугивает их, провоцирует драки. Последнюю неделю - ночной энурез. Родители озадачены и огорчены. Дома, особых изменений в поведении мальчика нет. Он ведет себя тихо, может подолгу играть в своей комнате один, но просит не закрывать дверь и оставлять ночник включенным, когда засыпает. В темное время суток, перебирается в комнату, где есть кто-то из взрослых. Ребенок свое поведение прокомментировать не может. Дома, после очередной жалобы из школы, обещает “вести себя хорошо”.

Острых ситуаций в семье нет, родители дружны между собой.

Перед диагностикой, мальчик сидит тихо и выглядит скорее, грустным и отстраненно-напуганным. Характеристика “агрессора и провокатора смуты в классе” последнее, что сейчас применимо к ребенку. Его не интересует окружающая обстановка.

Есть простая формула, касательно детского поведения. Как ребенок ведет себя, так он себя и чувствует. Что ребенок организовывает в контакте с другими, то он и переживает. Поведение ребенка невыносимо? Возможно что-то невыносимое чувствует ребенок. Или ребенок чересчур послушный и удобный? Что вызывает потребность быть затаившимся и удерживать природное любопытство, которое должно прорываться наружу из здоровой детской психики?

Чтобы какое-то сложное чувство “не застряло” (поведенческие реакции: агрессия, обман, истерики, кражи, невозможность построить отношения и т.д ) в человеке и это не переросло в симптом (энурез, нарушение сна и питания, боли в животе, мигрени и т.п.) человек должен обладать достаточным уровнем рефлексии . Мы не обладаем этим умением от рождения, как встроенной функцией. Мы научаемся ей в процессе взросления, в коммуникации с теми кто о нас заботится, а позже, с теми, кто нас окружает. Поэтому в детстве, нашим рефлексивным аппаратом становиться психика родителей и других взрослых рядом.

Вернемся к мальчику. Как показала диагностика, ребенок был очень напуган и встревожен. И вся сложность заключалась в том, что страх не имел названия. Он не боялся волка или злобного монстра из компьютерной игры. Нет. Страх имел бессознательную природу, и актуализировался на фоне недавнего события , которому родители не предали особого значения. У соседей умерла собака. Собака с которой мальчик был знаком с рождения и был к ней привязан.

Смерть, это то событие, которое сталкивает человека с очень сильными чувствами. Страх, ужас, гнев, ярость, ограниченность в своих возможностях, бессилие. В теории, страх смерти, дети проживают в возрасте 5- ти лет. Как своей так и другого. Это один из этапов развития психики. Например, дети могут плакать и просить не умирать маму и могут фантазировать о том, что если они перестанут расти, то мама никогда не состарится и не умрет. Обычно, спокойной позиции родителя, проговаривание и игра , в разных вариантах, залог того, достаточно, чтобы ребенок не застрял в переживании.

Ребенок, которого привели на консультацию, не смог справиться с тревога и напряжением, которые гиперболизировались на фоне всех тех интенсивных чувств , в связи с потерей собаки.

Его боль проявлялась в интенсивных поведенческих аффектах в школе и симптоме - энурезе, который давал возможность сбросить напряжение перегруженной психике ночью.

После не длительного курса психоаналитической игровой психотерапии симптом ушел, а агрессия встроилась в норму развития, в рамках конкурентной и допустимой в коллективе одноклассников.

Читать дальше

Чи потрібно розповідати дітям про Діда Мороза?

Вікторія Кметик відповила на питання, які турбують багатьох батьків у сезон новорічних свят: чи потрібно розповідати дітям про Діда Мороза, які подарунки обрати та як пояснити дітям, що робити добро — важливо?

  • Чи потрібні дитині міфічні персонажі?

    Так, потрібні. Міф — це один із первісних способів мислення, і знайомство з ним необхідне для дитини — для загального розвитку, для уяви, для мислення, для того, щоб відчувати себе у цьому світі. Дитина має формувати світогляд із перших років — на основі міфології зокрема. Відповідно, так, їй потрібно розповідати і про чудеса, і про Діда Мороза, святого Миколая — тут вже залежить від традицій вашої родини.


  • Що буде, коли дитина дізнається, що Діда Мороза все-таки не існує? Чи не вважатиме вона себе оманутою?

    Тут все залежить від того, наскільки мудрі батьки та наскільки правильно вони підійдуть до періоду, коли дитина почне здогадуватися, що Діда Мороза все-таки не існує, та яким чином обговорять це з дитиною. Є кілька варіантів того, як можна пояснити це дитині, щоб диво в її серці все ж залишилось. Приміром, коли дитина питає, чи правда, що Діда Мороза не існує, варто сказати, що він існує, поки у неї всередині живе чудо, поки вона вірить у нього.

    Він – в уявленні, в міфічній реальності, в серцях, у думках, отже — він існує. А ще можна озвучити дитині, що вона вже трохи підросла і сама стала частинкою Різдва, а отже — сама може бути Дідом Морозом чи святим Миколаєм для інших людей та дарувати їм диво.

    Тепер стосовно подарунків. Це також залежить від того, наскільки дитина відчуває власну цінність у родині, безумовне кохання, наскільки вона почуває себе гарною людиною. Тому те, скільки коштують подарунки, взагалі не важливо – але важливо те, як дитина це сприймає. А це знову ж таки залежить від виховання та від того, як до малечі ставляться у родині.

  • Чи можна взагалі не говорити дитині про Діда Мороза?

    Не може бути так, щоб дитині у родині не розповіли про Діда Мороза, і, значить, вона про нього ніколи і не дізналася. Справа в тому, що міфічні персонажі існують у світогляді всіх людей — в тому і суть міфу, що він спільний для всіх. Це не категорія індивідуального знання, це суспільне знання. Тож це практично нереальна ситуація — щоб дитина не дізналася про такого персонажа.


  • Які подарунки краще дарувати — чарівні чи практичні?


    Тут є дві важливі нюанси. В Україні зараз відроджується традиція святого Миколая, і в контексті цього свята говориться, що він може принести або різочку, або подарунок. Допустимо — з психологічної точки зору — щоб він приніс і те, і інше, але в жодному разі не можна приносити лише різочку, себто лише покарання. Для того, щоб дитина почувала себе у безпеці і жила з довірою до світу, у неї повинно бути базове усвідомлення того, що вона хороша.

    Якщо вона отримає лише різочку, це відчуття загубиться, і дитина може мати травматичні відчуття, які не дуже добре вплинуть на її розвиток. Якщо ж вона отримає і те, і інше, то фактично це значитиме: «Зверни увагу на свою поведінку, але ти все одно гарна дитина і заслуговуєш на подарунок».

    Які підбирати подарунки? Звісно, батькам дуже хочеться використати цей шанс і подарувати дитині те, що їй потрібно. Але окрім цього — оскільки дійсно треба дарувати потрібні речі — все-таки має залишатися невеличка частинка чуда.

  • Чи має дитина власне бачити Діда Мороза, чи це взагалі не має значення?

    З моєї точки зору, краще, щоб залишався простір для фантазії, і дитина засинала, а зранку бачила подарунки. Це все-таки міфічна реальність, і вона має існувати в голові. Коли дитина бачить переодягнену людину, вона отримує реальні відчуття — запах, вигляд, щось, що їй може не сподобатися. Підключаючи фантазію, вона формує комфортний для себе образ, чарівний, дивовижний. Тож краще, щоб Дід Мороз жив в уяві.


  • Як можна навчити дитину робити добро іншим та пояснити, чому це важливо?

    Найкраще — на прикладі. Дитину варто привчати до того, щоб вона бажала робити добро, незважаючи на те, чи отримає за це щось. Це має бути бажання ділитися тим, що в тебе є. Їй варто розповідати про те, що нас у родині багато, ми щасливі, у нас багато кохання та любові, і ми можемо ними поділитися з іншими. Тоді добра та кохання буде більше. Можна разом обрати дитину з дитячого будинку та надіслати їй подарунок — це ми повертаємося до того, що міфічний персонаж може жити у нашому серці, і ми можемо виконувати його роль.

    Можна це робити з реальними людьми — ми із моїми дітьми пекли пряники та дарували їх усім перехожим на вулиці. Всі посміхалися, це було перед Новим роком, і у старших людей посмішка була здивована і трохи дитяча.



    Вікторія Кметик спеціально для anywellmag.com

Читать дальше

Психотерапевтическая группа: что это?

Что же такое психотерапевтическая группа?

Прежде всего, психотерапевтическая группа — место, где под руководством специалиста(-ов), можно изучить свои реакции, узнать, как тебя воспринимают другие и научиться действовать иначе. Все это происходит в атмосфере защищенности и уважения (устанавливаются правила группы). Так же это уникальное место, где можно быть самим собой и прямо озвучивать свои проблемы.

Чем группа отличается от индивидуальной психотерапии?

Группа очень динамична и ориентированна на то, что происходит в данный момент времени, дает богатый опыт коммуникации с разными людьми, со своими взглядами, мнениями. Может существенно улучшить качество жизни, но хуже работает с глубинными ранними травмами и переживаниями, по сравнению с индивидуальной терапией.

 Чем вообще занимаются участники группы на встрече?

Например, на нашей группе мы будем говорить о проблемах, решать проблемы, набираться опыта, а главное — жить (не говоря уже о всестороннем самопознании)!
К академичности добавлю, что мы пройдемся по всем граням и тонкостям межличностного контакта: от преконтакта до конфронтации, от обособленности до дружбы.

В чем особенность психотерапевтической группы «Взрослая песочница»?

— Двое ведущих (женщина и мужчина) = разнообразие даваемых интерпретаций и подходов.
— Использование телесно-ориентированных техник и упражнений (ускоряет самопознание и набор материала о себе).
И, собственно, больше наша группа ничем не отличается от старой доброй группы!

Читать дальше
1 2 3